ГлавнаяО насАрхив вестникаАрхив новостейКонтактыАрхив вестника в PDF
3/2005 АРХИВ ВЕСТНИКА


Между Томчиным и Надеждиным

 
 
   Я не являюсь членом СПС, но с некоторых пор посещаю заседания Либерального клуба «Правое дело» и получаю от этого истинное удовольствие. Хочу поделиться с читателями вестника своими впечатлениями от двух заседаний, которые можно с полным основанием назвать обрамлением недавно состоявшегося съезда партии СПС.
   Итак, заседание накануне съезда, своего рода генеральная репетиция. Присутствуют оба лагеря: оппозиция в лице ее лидера Ивана Старикова и его сторонников, и представители «крыла Чубайса», которые пришли, видимо, для того, чтобы держать руку на пульсе
      Заседание началось с короткого выступления Ивана Старикова, в котором он тезисно  озвучил свои взгляды:
            «У СПС, как и у других партий демократического толка, нет будущего без объединения».
            «Мы должны обозначить свою позицию как конструктивную оппозицию».
            «Если мы хотим закончить с управляемой демократией в стране, мы должны покончить с ней в партии».
            Мы живем в России, в стране со своей спецификой, поэтому нам стоит опираться на местные реалии и на «прикладной либерализм» вместо космополитического. 
    Не знаю, как вам, уважаемые читатели, а мне в этих словах послышался здравый смысл. Более здравый, чем пресловутая «либеральная империя».
     Я скромно  сидела в углу, как оказалось, это был угол партийного большинства, пребывавшего в тот жаркий вечер в клубе в численном меньшинстве и представленного  Томчиным и Надеждиным. Аккурат между ними я и поместилась.
     Сразу после Старикова слово взял Борис Надеждин. Из его выступления я поняла, что «не будет других партий, будет только СПС» (дословно), что и СПС не будет, если  не изберут Гозмана с Белых, что Гозман – это «производная Чубайса», который не политикой занимается, а по хозяйству хлопочет, что главное – это деньги, а деньги и Чубайс – это, практически, одно и то же.
Затем эстафету принял Григорий Томчин. Он пошел еще дальше, объявив Чубайса не только кошельком, но и «гарантом идеологии СПС». В его речах часто звучало имя Гайдара, так что, в конце концов, у меня сложилось стойкая ассоциация – Гайдар и Чубайс – священные коровы СПС. По Томчину главные враги СПС и всего либерального человечества  - это Явлинский и партия «Яблоко», а все зло в мире исходит от социальных идей.
     Не обошлось в тот вечер и без маленького скандала. Яростный сторонник Старикова не сдержал молодого темперамента и обвинил Томчина в покупке места в Федеральном Политсовете. До драки не дошло, но свежий ветер в душную атмосферу зала (за окном было плюс 35) этот инцидент внес, несомненно. Все как-то оживились, подтянулись,  сразу стало понятно, что это, действительно, генеральная репетиция съезда, и что, несмотря на всевозможные толки, СПС скорее жив.
     Один из лидеров московского отделения Дмитрий Крылов к формуле «прикладной либерализм» предложил добавить немного высоких понятий, например, свободы  и демократии. Это имело успех.
     Кто-то высказал интересную мысль, что «в стране, где нет гражданского общества, нет системы координат, нет ни правых, ни левых».
     Кто-то высказался  еще радикальнее, и предложил уступить место новым партиям, вместо того, чтобы сохранять организацию, в которой главную идеологическую роль выполняют финансы.
     Выступил представитель «Новых правых», его критика, как и следовало ожидать, была жесткой: «СПС, как Путин, всеми силами хочет остаться партией, остаться в политике. По сути, она ничем не отличается от «Единой России». Либо партия станет либеральной, либо она исчезнет».
     «Как всем хочется ликвидировать СПС!» - устало прокомментировал это высказывание Томчин.
     В общем, на том запомнившемся мне заседании, как в Греции, было все, ну почти все. Для полноты картины не хватало Никиты Белых, которого  выдвинули на роль лидера представители Чубайсо- Гайдаровского крыла партии. Возможно, от того, что партийное большинство присутствовало в сильно урезанном составе, у меня на какой-то миг появилась надежда, что у Старикова и его сторонников есть шанс на победу, а у СПС в целом - на обновление. И еще более заманчивая перспектива замаячила впереди – а вдруг, чем черт не шутит! сможет демократическая оппозиция объединиться и предстать, наконец,  единым фронтом.
Но, увы! Чудес не бывает, по результатам голосования съезд СПС выбрал своим лидером Никиту Белых в тандеме с хозяйственником Леонидом Гозманом, приняв предварительно поправку в Устав партии под эту пару.
     Через день после съезда состоялось следующее заседание Либерального клуба, в несколько другом составе. В центре опять была фигура Ивана Старикова, но оппоненты отсутствовали. Они выиграли, и присутствие в стане проигравших для них уже не имело смысла.. Эта встреча была не столь динамична, как предыдущая, коллизия разрешилась, теперь перед Стариковым с соратниками стояла задача осмыслить свой проигрыш и наметить план действий на будущее.
     Льщу себе надеждой, уважаемые читатели, что среди вас найдутся  представители консервативного крыла СПС, поэтому о планах распространяться не буду из этических соображений. Поделюсь лишь своими впечатлениями о том, какие настроения и какие выводы вынесли со съезда сторонники левых «правых».
     Праздничным их настроение не назовешь, но и пораженческим я бы тоже не стала его именовать. Скорее, это гордость проигравших, но не сдавшихся. В какой-то мере успех съезда можно отнести и на счет оппозиции. В том, что съезд не расколол партию, есть и их заслуга. «Если бы я снял свою кандидатуру вслед за Фоминым, весь съезд СПС превратился бы в фарс», - сказал Стариков, и я не могла с ним не согласиться. В самом деле, выборы без альтернативы, это даже не «Единая Россия», это уже КПСС в чистом виде.
     Много говорили о новом Председателе СПС Никите Белых, причем, градус его оценки колебался от надежды увидеть в нем самостоятельного лидера, до сравнения его с назначенцем Путиным. Иван Стариков больше склонялся в сторону надежд: «Белых всеми фибрами души хочет вырваться из ледяных объятий Гозмана», - заявил он. Не все были с ним согласны, но сошлись на том, что для молодого Никиты Белых наступил момент истины. Впрочем, среди сочувствующих беспартийных мнение о новом лидере СПС было не таким обнадеживающим. Прозвучала мысль, что, избрав Председателем человека, который даже по формальным признакам не может претендовать на роль общероссийского лидера (в 2008 году Белых будет еще слишком молод для выдвижения его кандидатуры на пост президента), партия СПС заранее снизила планку своих притязаний, «перевела себя на маргинальный уровень». Как знать, говорят, что со стороны виднее.
     Иван Стариков (я все время возвращаюсь к нему, и это не случайно, все заседание проходило, как его бенефис) заявил, что задачей максимум видит создание объединенной партии демократов. И на этом пути считает себя самой подходящей кандидатурой в лидеры, так как умеет вести переговоры и  пользуется уважением среди признанных авторитетов российской демократии: Явлинского, Рыжкова, Сатарова, Каспарова. Он, вообще, не выглядел побежденным, хотя и проиграл накануне никому до недавнего времени неизвестному, но получившему мощную поддержку корифеев партии молодому выдвиженцу из Перми. У меня даже сложилось впечатление, что поражение пошло ему на пользу, мобилизовало, стало стартом для нового витка карьеры. В любом случае, Иван Стариков выглядел молодцом на радость и утешение своим сподвижникам.
      Под конец ложку дегтя в общий боевой настрой внес лично мне незнакомый, но, очевидно, хорошо известный остальным присутствующим интеллигентного вида партиец, высказавшийся в том духе, что работать надо только внутри СПС, потому что объединенная партия – это иллюзия, как иллюзией была вечная идея объединить «Яблоко» и СПС.  Все постарались сделать вид, что эту реплику не расслышали.
       А на мой неискушенный в партийных баталиях ум пришла вот какая, простая, в общем-то,  мысль: теперь уже совершенно очевидно, что если и произойдет смена власти в стране, то не путем выборов. Следовательно, какая разница, будет партия, возглавившая оппозицию, зарегистрирована по правилам, установленным  этой властью, или нет. Но магия 2008 года так воздействует на умы наших ведущих демократов и либералов, что все их планы по созданию руководящей оппозиционной партии крутятся вокруг темы: зарегистрируют ее к выборам или нет.
 
 
                                                                              Римма Поляк
 
 
 
 
ГлавнаяО насАрхив вестникаАрхив новостейКонтактыАрхив вестника в PDF


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100