ГлавнаяО насАрхив вестникаАрхив новостейКонтактыАрхив вестника в PDF
1/2008 АРХИВ ВЕСТНИКА


Почему Богданов?

Пристрастный репортаж   

           

Андрей Богданов отвечает на вопросы блоггеров

          В четверг 28 февраля кандидат в президенты от ДПР Андрей Богданов встречался с блоггерами русскоязычного Живого Журнала (LiveJournal). Местом встречи стал демократичный и непафосный пивной ресторан «Штирлиц» возле метро ВДНХ. Был ли в выборе ресторана заложен особый смысл (намек на заканчивающего свой президентский срок Путина) или это простое совпадение, осталось «за кадром». А в кадре - и в переносном, и в прямом смысле (встреча снималась на камеры небывалым количеством телевизионщиков, среди которых преобладали журналисты из братских стран СНГ, Россию же представляли всего два канала - «Первый» и «РЕН-ТВ») - Богданов отвечал на вопросы журналистов и блоггеров, переходил от столика к столику, пил пиво за процветание Живого журнала, который вскоре может стать единственным местом, где слово останется свободным - в общем, там происходило живое и неформальное общение людей.
          Блоггеры – народ особый, они не привыкли цепенеть перед важными персонами, и для них не существует непререкаемых авторитетов. Пожалуй, это самая непредсказуемая и сложная публика для политика, ведь они никогда не станут задавать заранее согласованные вопросы. Не каждый политик, тем более кандидат в президенты решится выступить перед такой аудиторией. Богданов решился.
         Когда я написала в блоге Андрея Богданова, что с удовольствием принимаю его приглашение на эту встречу, в ЖЖ появились недоуменные комментарии: они различались лишь степенью вежливости - от простого удивления, до именования меня «дамочкой не из брезгливых». Я на них не отвечала, поэтому отвечу сейчас, авось кто-то из недоумевающих прочтет эту статью и поймет, почему на встречу с Богдановым – заведомым аутсайдером в президентской гонке – приходят люди, и не только те, кто любит на халяву выпить-закусить.
          Оставим за скобками тот факт, что я журналист и мой интерес может быть чисто профессиональным. Тем более что не это было основным мотивом, побудившим меня пойти в ресторан «Штирлиц». Мной двигали, прежде всего, интерес и личная симпатия к человеку, умеющему общаться, уважающему окружающих людей, видящему в них не электорат, а своих сограждан. Андрей Богданов, пожалуй, единственный из всех известных мне политиков, который не наиграно, не на камеру, не ради популярности и пиара, а совершенно искренне на равных общается с каждым собеседником, чему я уже не раз была свидетелем. Он несмотря на свою заведомо циничную карьеру (а политика цинична по своей природе) остался живым, естественным, настоящим человеком. Не в том смысле НАСТОЯЩИМ, как в «Повести о настоящем человеке», не героем, а обычным, понятным, обыденным, таким, про которых другие политики говорят в своих пафосных докладах «простой». Меня всегда коробит от этого выражения - «простые люди». Оно для меня звучит синонимом слов «простейшие», «примитивные», как инфузории туфельки, то есть без сложностей. Таких, которым легко можно впаривать лозунги вместо конкретных планов, которых можно использовать в качестве массовки, а потом благополучно забыть об их существовании до следующих выборов. Так вот Андрей Богданов не делит людей на простых и привилегированных, на право имеющих, и тех, кого электорально «имеют» и власть, и оппозиция, он живет среди людей и не забывает об этом. Именно за это ненаигранное уважение к окружающим его людям я ему и симпатизирую.
          Накануне этой встречи на теледебатах произошел конфликт между доверенным лицом Богданова Николаем Гоцы и Жириновским. Очень быстро свою агрессию злой клоун Жириновский перенес с Гоцы на Богданова. Естественно, что эта тема интересовала публику на встрече с ним. Богданов рассказал, что конфликт не только не утихает, а разгорается с новой силой. По его словам, Жириновский перешел к угрозам уровня уголовника, например, спросил, не боится ли Богданов заходить в подъезд, ведь из него можно уже не выйти, и пообещал, что у него множество «соратников», которые жаждут «разобраться» с Богдановым. Наверное, Жириновский не блефует, он на самом деле опасен, давно привык к безнаказанности, и с ним предпочитают не связываться. А Богданов связался и не намерен отступать. Он действует в правовой сфере, Жириновский – «по понятиям». Думаю, что не надо даже объяснять, на чьей стороне мои симпатии в этом нешуточном конфликте.
          Я тоже задала свой вопрос Андрею Богданову – он не был оригинальным – об объединении демократов, которое перманентно идет у нас с 2004 года с неизменным неуспехом, и в котором Богданов сейчас тоже решил поучаствовать. Но судя по ответу, никакого ноу-хау Богданов не изобрел: все те же, вроде бы правильные, но бесплодные слова об объединении снизу, о праймериз, о выборе партии, на основе которой демократы смогут пойти через 4 года в парламент – эта тягомотина с разными вариациями произносится всеми политиками-демократами, и порой кажется, что они сами в нее не верят, но продолжают повторять, ибо «положение обязывает».
         

          Перед выборами естественным будет вопрос, за кого я буду голосовать. Сейчас его задают друг другу все и всюду. Нет, я не буду голосовать за Богданова. Уважая в нем личность, я не вижу его в роли президента России. Если уж говорить о предстоящих выборах, то голосовать человеку с моими взглядами на них вообще не за кого. Поэтому на выборы я просто не пойду, после отмены графы «против всех» у меня не осталось другого пути выразить свою гражданскую позицию, кроме игнорирования таких выборов (не портить же бюллетени, в самом деле, это хулиганство на уровне школьников младших классов, и с той же степенью эффективности). Но я считаю, что участие Андрея Богданова в этой игре в выборы не напрасно. Потому что он своим примером показывает, что поведение политика может быть другим: не таким одеревеневшим и годами неизменным, как у Зюганова, не таким предельно пошлым и нагло-шутовским, как у Жириновского, не таким цинично презрительным к самому процессу выборов, как у Медведева. Он демонстрирует, что кандидат в президенты и в России может быть естественным, обычным человеком, одним из многих, и в этом есть большой смысл.
          На встрече с блоггерами Богданова спросили, верит ли он, что в России будет когда-нибудь демократия. Он ответил, что будет, не завтра, конечно, не после 2 марта, а через 20-30 лет, но будет обязательно. И в его устах эти слова звучат достоверно, потому что демократия, это когда к власти в стране приходят не назначенные туда из несменяемой номенклатурной элиты и не захватившие ее темные лошадки из закрытых спецслужб, а обычные люди, сумевшие достичь власти путем поступательного карьерного роста. Сам Богданов сейчас к власти, естественно, не придет, в России еще не наступило время для того, чтобы власть сменялась без катаклизмов, но оно наступит, и Богданов в каком-то смысле – первопроходец – сам не дойдет, но кусок дороги проложит.

Римма Поляк

ГлавнаяО насАрхив вестникаАрхив новостейКонтактыАрхив вестника в PDF


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100